Поиск:


Объективно о псевдонаучном. Травы: от лекарства до отравы. Парадоксы фитотерапии

13.04.2010

«Аптека под ногами» – так иногда называют флору нашей планеты. И ведь правда, очень многие растения таят в своих глубинах ценные биологически активные вещества, которые могут влиять на здоровье человека. Впрочем, самолечение настоями и отварами может быть таким же опасным, как и самолечение таблетками. А в некоторых случаях – смертельно опасным. Почему? Давайте разбираться.

Пациент жалуется врачу на кашель. Предписания врача: 2000 до н.э.: «На, съешь корешок». 1000 н.э.: «Эти корешки – колдовство, прочти молитву». 1850 н.э.: «Эти молитвы – глупое суеверие, выпей эту микстуру». 1940 н.э.: «Эти микстуры – обычное шарлатанство, прими эту таблетку». 1985 н.э.: «Эти таблетки неэффективны, прими вот этот антибиотик». 2000 н.э.: «Этот антибиотик синтетического происхождения. На, съешь корешок». (Медицинский анекдот)

Экскурс в историю

Сколько лет траволечению (или фитотерапии, если по-научному), сказать сложно. Если учесть, что по этим лекарствам мы в буквальном смысле ходим, можно предположить, что лечение растениями – ровесник человечества. Понятно, что в доисторические времена справочников и электронных баз данных не было, знания накапливались исключительно эмпирически. То есть опытным путем. Съел соплеменник черненькие ягодки вон с того куста и помер – запоминаем: куст ядовитый. А пожевал вот эту травку и десны перестали кровоточить – запоминаем: травка лекарственная. Информация эта передавалась из уст в уста, из поколения в поколение. И к моменту появления письменности ее собралось предостаточно.

Первые дошедшие до нас записи появились у древних шумеров, примерно 7000 лет назад. Среди табличек, обнаруженных археологами, были и лекарственные прописи, рецепты, содержавшие лавровый лист, тмин и чабрец. И если лекарственные свойства первых двух растений со временем не подтвердились (зато были оценены их кулинарные возможности), то чабрец используется до сих пор. Причем не только в высушенном виде, но и в составе противокашлевого препарата Пертуссин.

В первый учебник по фитотерапии, авторами которого стали врачи Древнего Китая, вошли 365 различных растений и несколько сот рецептов их применения. Этот труд появился в 2700 году до н.э.

В знаменитом эберском папирусе, который датируется 1550 годом до н.э., содержалась, в частности, и «Книга приготовления лекарств для всех частей тела». В этой древнеегипетской фармакопее было описано около 900 различных рецептов. Египтяне использовали лук, мак, финики, алоэ, гранат, виноград, папирус. Некоторые прописи содержали до 37 компонентов.

Свою лепту в развитие «растительной медицины» внесли и великие врачи Античности – Гиппократ и Гален. Труд древнеримского военного врача Диоскорида Педания De Materia Medica («О врачебной материи»), созданный в I веке, был настольным справочником медиков на протяжении последующих полутора тысяч лет. Он содержит систематические описания более 600 лекарственных растений.

Ценили дары природы и на Руси. Так, в Московском государстве во второй половине XVII века сложилась система сбора и заготовки лекарственных растений для государевых аптек. По всей стране воеводам рассылались указы собирать различные травы, которыми славились их земли. Из Тобольска везли зверобой, из Астрахани – корень солодки, из Костромы – ягоды можжевельника, из Подмосковья – цвет свороборинный.

Повинность называлась «ягодной», считалась государственной, и за ее невыполнение полагалась смертная казнь. А при царе Алексее Михайловиче на месте нынешнего Александровского сада был разбит первый аптекарский огород. Затем они появились по всей Москве, при каждом из них создавалась фармацевтическая лаборатория, где готовились пластыри, мази, сиропы, которые затем поступали в аптеки.

Лекарственные растения актуальны и в наше время. Они имеют свои собственные статьи в Государственной фармакопее, выращиванием, обработкой и выпуском препаратов на их основе занимается фармацевтическая промышленность.

Природная химия

Растения содержат в себе массу различных веществ. Во-первых, в клетках идут достаточно активные процессы биологического синтеза, во-вторых, растения вытягивают из почвы воду и большое количество органики и неорганики. Нормально функционирующей выделительной системы у растений нет, поэтому вся эта природная химия никуда не девается, а накапливается в корнях, корневищах, листьях, стеблях, цветках и плодах. Благодаря этой особенности и существуют лекарственные растения.

Чего только не обнаруживают исследователи в растениях! И алкалоиды, и белки, и спирты, и кислоты, и полисахариды, и жирные кислоты, и минеральные соли, и витамины, и микроэлементы. По очень приблизительным подсчетам, из растительного сырья уже удалось выделить более 12000 биологически активных веществ. А ученые считают, что это в лучшем случае лишь 10% химических арсеналов флоры.

Каковы же плюсы растения как лекарства?

Во-первых, биологическая доступность находящихся в растениях веществ. Органические молекулы трехмерны, важно не только количественное содержание атомов кислорода, углерода, водорода, азота и т.п. Важно, как именно они распределены в пространстве. «Правильно закрученная» молекула будет работать как положено, потому что ферменты нашего организма подойдут кней, как ключ к замку. А «неправильно закрученная» окажется балластом и выйдет в неизменном виде.

Во-вторых, растительное сырье доступно и достаточно дешево. Даже в наше смутное время брикеты высушенных трав, различные сборы, сушеные плоды по сравнению с другими лекарственными средствами в аптеке стоят сущие копейки.

Впрочем, как мы уже говорили, в растениях содержатся десятки, если не сотни различных веществ. Иногда медикам удается определить одно-два главных действующих начала. Их выделяют, анализируют, а затем учатся синтезировать в промышленных масштабах. Так современная медицина впитывает опыт предыдущих поколений. Мы не отказываемся от накопленных знаний, а просто используем их на качественно новом уровне.

«Растительное» прошлое, например, имеет атропин. Этот препарат до сих пор используется и в мирной гражданской медицине, например анестезиологами при подготовке пациентов к операции, и в военной – как противоядие при отравлении ФОВ (фосфорорганическими отравляющими веществами). Раствор атропина закапывает вам в глаза окулист, когда вы приходите проверять зрение.

Красивые, в основном весенние цветы дали жизнь целой группе лекарственных препаратов. Из горицвета, наперстянки, ландыша майского в кардиологию пришли сердечные гликозиды: дигоксин, целанид, коргликон и т.п.

И таких примеров можно привести десятки: аскорбиновая кислота (витамин С), винбластин (противоопухолевый препарат), морфин (наркотическое обезболивающее), кофеин (психостимулятор), камфора (дыхательный аналептик)… Перечень займет не одну страницу.

При этом настойки, настои, отвары и экстракты по-прежнему широко используются в комплексной терапии очень многих заболеваний.

Ядовитая засада

Но когда все так хорошо, обязательно должен быть подвох. У растений этих подвохов – хоть отбавляй. Первый и самый основной – ядовитость.

Не от хорошей жизни травы, кустарники и деревья обзаводятся химическим оружием. Едят их все кому не лень, а бегать растения так и не научились. Выбор остается небольшой: обороняться колючками или обзаводиться ядом. Лучше, конечно, и то и другое. Для верности.

На территории Российской Федерации опасны для жизни как минимум 400 видов растений. И это только из известных и описанных. Причем большинство информации мы получаем, как и в доисторические времена, постфактум, уже после того как поедатель-экспериментатор оказался в токсикологической реанимации.

С одной стороны, яды растений в подавляющем большинстве случаев попадают в наш организм через рот. То есть это наименее эффективный в смысле убийства путь. С другой стороны, в желудочно-кишечный тракт обычно поступает значительная ядосодержащая масса (ягоды, корневище, «целебный» настой). Поэтому по вине растений гибнет ничуть не меньше народу, чем по вине ядовитых тварей.

Впрочем, так ли уж виноваты растения? Если проанализировать все случаи, набираются две большие группы пострадавших.

Первые наелись белены или бледных поганок просто по незнанию – либо вообще не знали, что они едят, либо перепутали с чем-то съедобным. В этой группе больше всего детей. Именно они обычно едят белену и прочие «волчьи» ягоды. Взрослые нередко путают корневище болиголова пятнистого с хреном, а его листья – с петрушкой. И в первом, и во втором случаях велик шанс летального исхода. Яд болиголова пятнистого – это сильнейший растительный токсин на территории нашей страны.

Вот скажите, картофель ядовит? А томаты? Кто сказал «нет»? Вызывайте токсикологическую бригаду, и идем пробовать вершки у картошки и корешки у томатов. Отравление сапонинами оставляет незабываемые ощущения. Именно по этой причине картофель долгое время не приживался в Европе, пока не разобрались, что есть нужно только клубни. А томаты украшали королевские оранжереи, пока не выяснилось, что плоды съедобны.

Ко второй группе относятся пострадавшие, которые пытались лечиться «народными» средствами. Либо сами, либо по научению безграмотных травников и знахарей. Такие люди сознательно употребляют аконит, морозник, вёх и прочие растения, ядовитость которых известна с древних времен. И мрут во второй группе с не меньшей скоростью, чем в первой.

Обратная сторона медали: ядовитым может оказаться даже известное нам съедобное растение. Даже сельскохозяйственная культура. Как мы уже говорили, растения умеют только накапливать вещества, сбрасывать химический «балласт» они не умеют, даже если он вреден для самого растения. Поэтому малину, растущую у железнодорожного полотна, лучше не есть. А подорожником, сорванным у оживленной автострады, лучше не закрывать рану.

Вся такая изменчивая

Второй подвох со стороны растений – это переменчивость качественного и количественного состава биологически активных веществ.

Концентрации и конкретный список содержащегося в одном и том же растении может зависеть от времени года, времени суток, количества осадков, количества солнечных дней и состава почвы. И это как минимум. Кроме того, накопление происходит неравномерно: одни вещества откладываются в листьях, другие – в плодах, третьи – в корневище. Причем пик концентрации для каждой части растения свой.

То есть тем, кто желает собирать растения самостоятельно, придется выяснить и выучить: у каких растений в каком месяце какую часть можно собирать в заготовительных целях. Но и здесь можно потерпеть неудачу. Никогда нельзя сказать заранее, какие вещества и в каких концентрациях содержатся в данном конкретном растении. Не вообще в зверобое продырявленном, а во вполне конкретном экземпляре, сорванном во вполне определенном месте. Нет, химик-аналитик, вооруженный кучей аппаратуры и реактивов, сможет сказать качественный и количественный состав. Собственно, так и происходит анализ сырья, выращиваемого для фармацевтической промышленности. А вот у травников или любителей самолечения таких возможностей нет. И определить, что на их знакомой и известной десяти поколениям травников поляне у растений изменилась способность накапливать различные химические вещества, они не смогут.

Узнай меня, если сможешь

Третий подвох со стороны растений, с которым не всегда могут справиться даже профессиональные биологи: лекарственное растение нужно сначала найти и уверенно опознать. А это не так просто, как может показаться не первый взгляд.

Даже в городе на любом газоне можно встретить целое море цветов с желтой серединкой и белыми длинными лепестками. «Ромашки» – уверенно утверждают жители соседних домов. Многие из них собирают это растение, ведь отвар ромашки – известное и распространенное антисептическое средство. Но на самом деле таковым является лишь отвар ромашки аптечной (Matricaria recutita). А то, что растет на газоне, называется нивяником обыкновенным (Leucanthemum vulgare) и никакого отношения к лекарственным растениям не имеет. Это не только разные виды, но и разные роды (хотя семейство одно и то же – астровые). Впрочем, ромашка аптечная на городском газоне тоже найдется, если хорошенько поискать. Просто она однолетняя, ее не так много, она быстро сбрасывает лепестки, а нивяник лепестки не сбрасывает очень долго и потому более заметен.

Вот еще одна «сладкая парочка»: вполне себе лекарственная левзея сафлоровидная (Rhaponticum carthamoides) и в лучшем случае бесполезный чертополох проникающий (Carduus nutans). А следующие два растения нередко путают между собой даже специалисты. При том что оба смертельно ядовиты. Только яд у них сильно отличается по принципу действия, поэтому помощь в каждом случае должна оказываться разная: вёх ядовитый (Cicuta virosa) и болиголов пятнистый (Conium maculatum). И таких пар – десятки, если не сотни. Во многих случаях требуется множество достаточно сложных анализов, чтобы точно установить – что за растение перед нами.

Источник: «Популярная механика» / март 2010
Автор: Алексей Водовозов, врач-токсиколог, научный редактор медицинского журнала «ABC»

Возврат к списку