печать

№7156 Мышечная дистрофия поясноконечностная, LMNA м.

Исследование мутаций в гене LMNA.

Тип наследования.
Аутосомно-доминантный.

Гены, ответственные за развитие заболевания.
LMNA – ген ламина (LAMIN A/C ). 
Ген находится на хромосоме 1 в области 1q21.2-q21.3. включает 12 экзонов. В результате альтернативного сплайсинга в области 10 экзона образуются две различные мРНК, кодирующие соответственно преламин и ламин с. Основной тип мутаций - миссенс- мутации, реже встречаются нонсенс-мутации. 
Мутации в гене ламина приводят также к развитию таких заболеваний, как болезнь Шарко-Мари тип 2В1, мышечная дистрофия Эмери-Дрейфуса 2, аутосомно-доминантная, мышечная дистрофия Эмери-Дрейфуса 3, аутосомно-рецессивная, синдром рука-сердца словенский тип, прогерия Хатчинсона-Гилфорда, семейная частичная липодистрофия, синдром Малуф, врожденная мышечная дистрофия, дилятационная кардиомиопатия тип 1А, мандибулоакральная дисплазия, летальная рестриктивная дермопатия.

Определение заболевания.
Относится к группе прогрессирующих мышечных дистрофий, для которых характерно изолированное или преимущественное поражение мышц плечевого и тазового поясов конечностей. Относится к числу так называемых ламинопатий.

Патогенез и клиническая картина.
Клинические признаки заболевания типичны для поясно-конечностных прогрессирующих мышечных дистрофий. 
Типичными клиническими проявлениями этой группы заболевания являются нарушения походки (переваливающаяся или «утиная» походка), «осиная» талия, приемы Говерса (подъем лесенкой из положения на корточках), гиперлордоз в поясничном отделе позвоночника, «крыловидные» лопатки, симптом «дряблых надплечий» (при попытке приподнять больного за подмышечные области, его плечи свободно поднимаются вверх, а голова как бы проваливается между ними), сухожильная гипорефлексия, мышечная гипотония и гипотрофия. Мышцы лица, как правило, не поражаются. Слабость проксимальных мышц может начаться либо в верхних конечностях, либо в нижних, но обычно при прогрессировании патологического процесса поражаются все четыре конечности. Мышечная слабость может проявиться уже в детстве (в возрасте до пяти лет) или же позже: например, на 3-м десятилетии жизни; иногда она сопровождается псевдогипертрофией икроножных и других мышц, контрактуры выявляются редко. После первых проявлений заболевания больной может сохранить способность ходить более 20 лет. Мужчины и женщины болеют в равной мере. Некоторые врачи отмечают, что если болезнь появилась в детстве, то она прогрессирует быстрее и разрушительнее; если начало пришлось на юность или взрослый возраст, то обычно болезнь прогрессирует медленнее. 
По истечении тридцати или более лет к основным признакам болезни присоединяется дыхательная недостаточность. Боль не является характерной составляющей болезни. Но ограниченная подвижность иногда приводит к болезненности мышц и суставов. Интеллектуальные функции не страдают. Увеличение активности этого фермента может выявляться и у гетерозиготных носителей мутации в том или ином гене, которое, однако, не достигает такой степени, как у больных. 
На ЭМГ и в мышечном биоптате выявляются признаки миопатии, мышцы истончены, часть волокон замещена жировой и соединительной тканью. В саркоплазме выявляются очаги фокального некроза. Ядра мышечных волокон центрально смещены, располагаются рядами или цепочками, вакуолизированы, с выраженным ядрышком. На поздних стадиях волокна теряют поперечную исчерченность, фрагментированы; иногда обнаруживаются только остатки миофибрилл. При дифференциальной диагностике необходимо исключить воспалительные и метаболические миопатии, а также фенотипически сходные спинальные мышечные атрофии. 
Заболевание при типе 1В возникает в возрасте от 10 до 20 лет с поражения мышц тазового пояса. Присоединение поражения мышечных групп плечевого пояса возникает спустя несколько лет. Особенностью этой формы заболевания является значительным вовлечение в патологический процесс мышцы сердца. Проблемы с сердцем могут проявиться в виде кардиомиопатий (слабость сердечной мышцы) или аритмий. В отдельных случаях заболевание само по себе может проявляться как кардиомиопатия. 
Показано, что кардиомиопатия, характеризующаяся нарушением проводимости и аритмиями, возникает у 2/3 больных. 
Уровень активности креатинфосфокиназы в плазме крови значительно повышен. 
Морфологические изменения в мышечных волокнах полностью соответствуют первично-мышечному поражению. Специфического морфологического дефекта не выявлено. Частота встречаемости: частота всех поясноконечностных мышечных дистрофий колеблется в различных популяциях от 5 до 70 больных на 1 миллион населения.

Перечень исследуемых мутаций может быть предоставлен по запросу.

Литература

  1. Graber, H. L.; Unverferth, D. V.; Baker, P. B.; Ryan, J. M.; Baba, N.; Wooley, C. F.: Evolution of a hereditary cardiac conduction and muscle disorder: a study involving a family with six generations affected. Circulation 74: 21-35, 1986.  
  2. Kass, S.; MacRae, C.; Graber, H. L.; Sparks, E. A.; McNamara, D.; Boudoulas, H.; Basson, C. T.; Baker, P. B., III; Cody, R. J.; Fishman, M. C.; Cox, N.; Kong, A.; Wooley, C. F.; Seidman, J. G.; Seidman, C. E.: A gene defect that causes conduction system disease and dilated cardiomyopathy maps to chromosome 1p1-1q1. Nature Genet. 7: 546-551, 1994.  
  3. Muchir, A.; Bonne, G.; van der Kooi, A. J.; van Meegen, M.; Baas, F.; Bolhuis, P. A.; de Visser, M.; Schwartz, K.: Identification of mutations in the gene encoding lamins A/C in autosomal dominant limb girdle muscular dystrophy with atrioven- tricular conduction disturbances (LGMD1B). Hum. Molec. Genet. 9: 1453-1459, 2000.  
  4. van der Kooi, A. J.; van Meegen, M.; Ledderhof, T. M.; McNally, E. M.; de Vis- ser, M.; Bolhuis, P. A.: Genetic localization of a newly recognized autosomal dominant limb-girdle muscular dystrophy with cardiac involvement (LGMD1B) to chromosome 1q11-21. Am. J. Hum. Genet. 60: 891-895, 1997.  
  5. A. Chuhrova, H. Okuneva, N. Demina, G. Rudenskaya, A. Polyakov Molecular-genetic analysis of Fukuyama-type congenital muscular dystrophy in Russian families. // European Journal of Human Genetics, 2003, v.11, suppl.1, p.204 (P662).  
  6. Рыжкова О.П., Причина распространенности мутации c.550delA в РФ // Медицинская генетика, 2009, №12. с.36-37. 
  7. Дадали Е.Л., Щагина О.А., Рыжкова О.П., Руденская Г.Е., Федотов В.П., Поляков А.В., Клинико-генетическая характеристика кальпаинопатий у российских больных // Молекулярно-биологические технологии в медицинской практике/ под ред. А.Б. Масленникова, Вып. 14., Новосибирск: АртЛайн, 2010, с.83-91. 
  8. Дадали Е.Л., Щагина О.А., Рыжкова О.П., Руденская Г.Е. , Федотов В.П. , Поляков А.В. , Особенности клинических проявлений поясно-конечностной прогрессирующей мышечной дистрофии типа 2А у российских больных // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010., N4, с.79-83. 
  9. Рыжкова О.П., Дадали Е.Л., Щагина О.А., Поляков А.В., Молекулярно-генетическое исследование российских больных с наиболее частыми поясно-конечностными мышечными дистрофиями. // Материалы VI-го съезда Российского общества медицинских генетиков, Медицинская генетика, приложение к N5 , 2010, с. 155. 10. Рыжкова О.П., Причина распространенности мутации c.550delA в РФ // Медицинская генетика №12. 2009. с.36-37. 
  10. Ryzhkova O. P., Dadali E. L., Scagina O. A., Rudenskaya G. E., Polyakov A. V., The age of mutation c.550delA in CAPN3 gene // European journal of human genetics. 2010 P03.133 p.132. 
  11. Ryzhkova O, Dadali E, Schagina O, Polyakov A, Sharkova I, Rudenskaya G. Clinical and genetic analysis of LGMD2I in Russia. Eur J Hum Genet 2011, suppl 2. 
  12. Milovidova T.B., Dadali E.L., Schagina O.A., Polyakov A.V. , LМNA-associated congenital muscular dystrophy in Russian families // European Journal of Human Genetics, vol. 19, supp. 2, p. 454, J12.23. May 201.1 
  13. OMIM.
Загружаю корзину...
ЦЕНА 37 050 руб

Срок исполнения
(указанный срок не включает день взятия биоматериала)
до 24 рабочих дней
Метод определения
Секвенирование
Документы обязательные к заполнению:
Анкета*
Направительный бланк

Наследственные моногенные заболевания и состояния

Информированное согласие

*Заполнение «анкеты молекулярно-генетического исследования» необходимо для того, чтобы врач-генетик, на основании полученных результатов, во-первых, имел бы возможность выдать пациенту максимально полное заключение и, во-вторых, сформулировать для него конкретные индивидуальные рекомендации. ИНВИТРО гарантирует конфиденциальность и неразглашение предоставляемой пациентом информации в соответствии с законодательством Российской Федерации..